22 февр. 2018 г.

Nowcast российского ВВП или как следить за тем, что происходит в экономике

ЧТО ТАКОЕ NOWCAST?

В современной экономической терминологии есть такое понятие, как nowcast (не уверен насчет адекватного перевода на русский). В чем отличие nowcast от прогноза (то есть, forecast)? Особенность экономической статистики заключается в том, что регулярно выходит множество данных. К примеру, ежемесячно выходят данные по промышленному производству, доходам населения или розничной торговле. В США еженедельно выходят данные по первичным обращениям за пособием по безработице и так далее. Есть показатели финансовых рынков, которые изменяются практически непрерывно и которые также влияют на экономику.

Агрегированные показатели - та же динамика ВВП - выходит с запаздыванием. К примеру, по состоянию на конец февраля мы не знаем, какая динамика российского ВВП была в IV квартале 2017 года, хотя прошло уже 2 месяца, так как эти данные еще не опубликованы Росстатом.

Для центральных банков бывает важно оценивать состояние экономике в реальном времени. К примеру, решения по процентной ставке необходимо принимать сегодня, а данные по ВВП выйдут лишь через какое-то время. Поэтому если мы хотим оценить текущее состояние экономике, то хорошо бы учитывать все эти кусочки данных и агрегировать их в некоторую общую картину. В этом и состоит задача nowcast - мы хотим оценить состояние экономике в недавнем прошлом, за которое еще не вышли точные данные (IV квартал 2017 года) и оценить самое ближайшее будущее (I квартал 2018) на основе той информация, которая доступна по состоянию "на сейчас". По сути это даже не прогноз, а оценка состояния дел в real time.

Существует различные подходы, как можно подходить к задаче nowcast ВВП. К примеру, есть известная модель GDPNow (https://www.frbatlanta.org/cqer/research/gdpnow.aspx) для экономики США, созданная экономистом ФРБ Атланты Пэтом Хиггинсом (Pat Higgins). В рамках этого подхода я явным образом реконструируется методология расчета квартального ВВП , а продвинутые статистические методы используются для того, чтобы заполнить "недостающие" точки. Соответственно, каждый новый месячный релиз может быть инкорпорирован в модель ВВП. Для России такой подход не очень подходит, так как методология расчета ВВП не слишком прозрачна и надежность получаемых оценок будет не очень высокой.

Есть подходы, которые в большей степени отталкиваются от статистических методов. К примеру, можно предположить, если взять множество различных экономических индикаторов и выделить их общую компоненту статистическими методами, то именно эта компонента характеризует состояние экономики или фазы делового цикла. Для России какое-то время назад существовал совместный проект Ренессанс Капитала /РЭШ, в рамках которого публиковался "упреждающий индикатор ВВП РенКап - РЭШ" (https://www.nes.ru/ru/projects/indicator). По сути, этот подход основывался на том, чтобы загнать «суп» из множества месячных показателей (108, если быть точным), выделить общую часть, регрессировать ее на данные ВВП и получать nowcast. К сожалению, с 2014 году публикация этих оценок прекратилась.

МЕТОДОЛОГИЯ НАШЕГО NOWCAST


Мы сделали свой nowcast для российского ВВП. Nowcast основывается на модели индикатора делового цикла, опубликованный в работе Arouba et al (2008). Эта работа лежит в основе известного дневного индикатора делового цикла (ADS - Aruoba-Diebold-Scotti business conditions index), который рассчитывается ФРБ Филадельфии.


В нашем случае мы используем несколько категорий входных данных:

дневные данные:

· волатильность индекса ММВБ

· волатильность курса рубля, которая не объясняются изменением цен на нефть (условно, остаточная волатильность)

месячные данные:

· индекс предпринимательской уверенности по обрабатывающим производствам

· индекс потребительской уверенности

· индекс промышленного производства в обрабатывающей промышленности

· индекс промышленного производства в добывающей промышленности

· грузооборот транспорта

· индекс динамики кредитов нефинансовому сектору

квартальные данные:

· индекс физического объема ВВП

Все эти показатели были выбраны не просто так, а после довольно длительной и кропотливой работы по тестированию и калибровки модели. На основе этих показателей рассчитывается индикатор делового цикла для российской экономики.


На следующем этапе рассчитывается «дневной показатель ВВП» на основе рассчитанного индикатора делового цикла. Буквально, это накопленный за последние 3 месяца фактор делового цикла, умноженный на оцененный коэффициент и прибавленный к лагированному значению дневного значению дневного ВВП (восстановленного на предыдущих итерациях), умноженному на другой коэффициент. Его последние доступные значения за каждый квартал (даже если он еще не закончен) интерпретируется как nowcast российского ВВП.


ТЕКУЩИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ


Это если говорить коротко о методологии, какие же получаются текущие результаты? Последние месячные данные за январь 2018 года, а также дневные данные по конец февраля. Текущие результаты нашей nowcast модели: +0,2% г/г в IV квартале 2017 года и +0,1% в I квартале. Для сравнения в III квартале (последний квартал, за который доступны данные) это +1,8% г/г. Можно сказать, что экономический рост в России замедлился практически до нуля в конце прошлого года и пока остается таким в начале 2018 года.



Все текущие результаты оценок nowcast, которые будут обновляться ежедневные доступы по адресу http://models.fief.ru/shiny/dailybc/ в качестве интерактивного приложения. Так что, вы можете начинать свой день не с утренней чашки кофе, а с проверки того, как обстоят дела в экономике сегодня)
В приложении также доступны оценки важности используемых входных параметров (factor loadings), а также исходные значения всех используемых параметров.


Напишите, если возникнут вопросы или комментарии. Как обычно, все данные оценок модели можно экспортировать в форматах xls/csv для собственного потребления. Все интерактивные графики можно сохранять в виде картинок png/jpeg/pdf.

Arouba et al (2008). S. Boragan Aruoba, Francis X. Diebold, and Chiara Scotti. Real-time measurement of business conditions. Working Paper 14349, National Bureau of Economic Research, September 2008. URL (http://www.nber.org/papers/w14349)
Отправить комментарий